RSS лента

Будьте бдительны, доверяйте себе и помогайте своему товарищу: люди, надеющиеся на барина, или пытающиеся выкарабкаться поодиночке и за счет соседа - обречены

ЗАЯВЛЕНИЕ VIII съезда НПГР "О необходимости возвращения собственников в границы общественно эффективного правового пространства и государственного регулирования заработной платы"

Президенту Российской Федерации

Председателю Правительства Российской Федерации

Федеральному Собранию Российской Федерации



В России, реальные, самоорганизованные силы работников пока на порядки ниже, чем требуется, чтобы собственники и их представители – работодатели, всерьез считались с трудящимися по вопросам размеров и уровня оплаты труда – поэтому государству необходимо вернуть собственников в границы общественно эффективного правового пространства.

VIII Съезд Независимого профсоюза горняков России (НПГ России) вынужден констатировать, что положения Конституции о том, что Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, реализуются пока не в полном объеме.

Специфическая модель экономики российского образца, с несовершенными формами социального партнерства, не содержит основополагающего для любой более или менее нормальной экономики механизма воспроизводства трудового потенциала работающего человека.

1. Государство фактически самоустранилось от важнейшего определяющего уровень жизни большинства граждан страны, вопроса – определения уровня их заработной платы.

В настоящее время государство, в сфере регулирования заработной платы ограничилось установлением государственных гарантий по заработной плате лишь в форме величины минимального размера оплаты труда в Российской Федерации (МРОТ).

Решение вопросов по оплате труда государство переместило на уровень организаций (предприятий) всевозможных форм собственности, где системы оплаты труда, включая размеры тарифных ставок и окладов, должны устанавливаться коллективными договорами, соглашениями или локальными нормативными актами, при заключении (принятии) которых собственники (работодатели) придерживаются только общегосударственных норм.

Законодательством страны (Трудовым кодексом РФ) установлено, что месячная заработная плата работника не может быть ниже МРОТ (ст. 133 ТК РФ), а под заработной платой понимается вознаграждение за труд с учетом компенсационных и стимулирующих выплат (ст. 129 ТК РФ).

При этом, в настоящее время, величина МРОТ ниже величины прожиточного минимума для трудоспособного населения, устанавливаемого Правительством РФ, который к тому же рассчитывается по устаревшей методике – величина МРОТ не гарантирует удовлетворения даже простых физиологических потребностей человека.

VIII Съезд Независимого профсоюза горняков России (НПГ России) считает, что величина минимального размера оплаты труда в Российской Федерации (МРОТ), как социальная норма, устанавливаемая законом, должна обеспечивать воспроизводство способности к труду, так как, по своей сути, минимальный размер оплаты труда (МРОТ) должен быть достаточен для оплаты всей суммы жизненных средств, необходимых для простого физического воспроизводства рабочей силы работника при самом простом труде, в нормальных условиях производства.

Вместе с тем, государство, формируя свою социальную политику в отношении заработной платы, занимает неоднозначную позицию – зачастую придерживается интересов собственников, приверженных в своем большинстве коммерческой идеологии, выдвигающей на первое место принцип обеспечения максимальной прибыли при минимуме затрат, в первую очередь, за счет снижения расходов оплаты труда.

Так, Президиум Верховного Суда Российской Федерации сначала своим Постановлением от 10 марта 2010 года, в разъяснении по 3-му вопросу, определил, что “размеры тарифных ставок, окладов (должностных окладов), как и базовых окладов (базовых должностных окладов), базовых ставок заработной платы, определяющие месячную заработную плату работников… не могут быть ниже минимального размера оплаты труда, указанного в части первой ст.133 Трудового кодекса, также без учета компенсационных, стимулирующих, а равно социальных выплат, которые, в свою очередь, могут устанавливаться работникам лишь свыше названного минимального размера оплаты труда”.

Этим разъяснением Верховный Суд РФ установил, что минимальная тарифная ставка (оклад) не может быть меньше утверждённого в стране МРОТ, а остальные выплаты (премии, компенсации и т.п.) должны начисляться и выплачиваться дополнительно.

Однако, уже через три месяца, 16 июня 2010 года Президиум Верховного Суда Российской Федерации, по необъяснимым причинам, отозвал данное разъяснение – позволив собственникам и дальше устанавливать размеры тарифных ставок и окладов по своему желанию. Фактически это значит, что собственник, занижая размеры минимальных тарифных ставок, хотя и не может ни за какой труд платить меньше МРОТ, но и оплату за труд опасный, тяжёлый и квалифицированный тоже при желании может опустить до нищенского уровня МРОТ.

Потом Минздравсоцразвития России осенью 2011 года, письменно отвечая на предложения НПГ России, соглашается, что

Таким образом, государственные чиновники, заявляя о том, что у нас в России минимальный размер оплаты труда никак нельзя связывать с тем, какой это труд, фактически признают, что за труд работника собственник (работодатель) вправе платить столько, сколько захочет – это зависит только от того, сколько у него есть силы надавить на своего работника, единственное ограничение – не ниже МРОТ.

2. Регулирование заработной платы только с использованием существующих в стране механизмов социального партнерства пока неэффективно, так как реальные, самоорганизованные силы работников пока на порядки ниже, чем требуется, чтобы собственники (работодатели) всерьез считались с работниками.

В профсоюзах, входящих в систему Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР), руководителями профсоюзных организаций, зачастую, избираются лица, чьи кандидатуры согласовываются или негласно рекомендуются работодателями (собственниками) – т.е. эти профсоюзы напрямую зависят от работодателей и, фактически, соблюдают интересы собственников при переговорах в рамках социального партнерства.

При этом профсоюзам ФНПР законодательно предоставлена фактическая монополия на представительство интересов наемных работников, а условия и возможности нормальной и действительно независимой деятельности профсоюзов, созданных самоорганизовавшимися работниками, практически отсутствуют.

Существующая практика регулирования заработной платы через систему отраслевых соглашений и коллективных договоров – систему социального партнерства – показывает, что минимальный размер заработной платы работников устанавливается на уровне или не намного выше величины МРОТ или прожиточного минимума

В результате, размеры тарифных ставок и окладов работников, основываясь на которые рассчитывается основная часть заработной платы работников, не выполняют функцию базовой оценки результатов труда, так как они не имеют ничего общего с оценкой квалификации работника, сложности и условий выполняемой им работы и не обеспечивают воспроизводственный потенциал минимальной заработной платы работников.

Например, отраслевым соглашением по угольной отрасли на 2010-2012 гг., заключенным Росуглепрофом (профсоюзом ФНПР), минимальная месячная тарифная ставка для рабочих I разряда, занятых на подземных работах установлена в размере 5 252 рубля в месяц. А Отраслевым тарифным соглашением по горно-металлургическому комплексу РФ на 2011-2013 гг., заключенным ГМПР (профсоюзом ФНПР), минимальный размер заработной платы при выполнении работником трудовых обязанностей и отработке месячного баланса рабочего времени не может быть ниже 1,3 прожиточного минимума трудоспособного населения в соответствующем субъекте.

При этом МРОТ с июня 2011 года установлен в размере 4 611 рублей в месяц, а величина прожиточного минимума по Российской Федерации в III квартал 2011 г. для трудоспособного населения – 6 792 рубля в месяц. Вместе с тем нормы потребления только по основным белковым продуктам, при работе по классу условий труда “вредный (тяжелый) труд 1 или 2 степени” (к которому относится труд большинства работников, занятых на тяжелых работах, работах с вредными и опасными условиями труда), по сравнению с тем, что учтено прожиточным минимумом для трудоспособного населения, выше в 2,1–3,2 раза!

О том, как осуществляется регулирование условий оплаты труда для работников бюджетной сферы при таком социальном партнерстве, о реальной ситуации с оплатой труда, могут рассказать многие, оказавшиеся в таком же положении учителя и медики, когда, по словам чиновников, повышение зарплат составляет 20-30 %, а реально для многих работников оказывалось, что всего 5-10 %. Это, в первую очередь, происходит в связи с тем, что размеры базовых должностных окладов преподавателей или медицинских работников, также, ниже величины МРОТ, величины прожиточного минимума по Российской Федерации и не соответствует потребительскому бюджету, учитывающему тяжесть, напряженность, сложность и социальную значимость труда этих профессиональных групп. При этом, представители профсоюзов ФНПР, заключающих соглашения и колдоговоры, которыми устанавливается системы оплаты труда (в том числе тарифные системы оплаты труда) работников государственных и муниципальных учреждений, публично жалуются Председателю Правительства РФ на то, что, мол, хотя учителям и медикам среднюю зарплату подняли, руководство учреждений установило себе уровень зарплаты несоизмеримый с зарплатой учителей или медиков.

О том, что регулирование заработной платы посредством существующей системы социального партнерства (через коллективные договора и соглашения) неэффективно констатировал и Президент России Д.А. Медведев, который в апреле 2011 г., на совещании по вопросам улучшения условий труда рабочих, где он сказал: Анализ показывает, что коллективные договоры и соглашения отражают в основном требования Трудового кодекса… Хотя такая договорная кампания охватывает 92 процента рабочих, эта договорная кампания является формальной. И давайте не будем на это закрывать глаза. Диалог между работниками и работодателями практически всегда не является равноправным…”.

Ярким примером несовершенства существующей практики социального партнерства является ситуация с публичным указанием Председателя Правительства РФ В.В. Путина, который после произошедшей 9 мая 2010 года на шахте “Распадская” трагедии, поручил: “работодателям совместно с профсоюзами внести в существующее федеральное отраслевое соглашение измененияизменения к тарифным ставкам, которые обеспечили бы рост условно постоянной части заработной платы до 70%, как минимум”.

Однако внесенные работодателями (собственниками) и Росуглепрофом (профсоюзом ФНПР) дополнения в отраслевое соглашение не содержали изменения (увеличения) тарифных ставок, в основном определяющих величину постоянной составляющей в структуре оплаты труда шахтеров. В большинстве тех угледобывающих компаний, где рост условно постоянной части заработной платы шахтеров был доведён до 70%, он произошел за счет всевозможных доплат к заработной плате.

Регулирование заработной платы через систему социального партнерства нормально для моделей рыночной экономики развитых стран, при наличии в этих странах достаточно мощного, искусственно не притесняемого профсоюзного движения и отлаженного, в результате длительного противостояния, механизма переговоров по этому вопросу между профсоюзами и работодателями.

Вместе с тем, Россия находится лишь на пути выхода из системного экономического и общественного кризиса, в котором оказалась страна из-за перехода от одного общественно-политического строя к другому.

VIII Съезд Независимого профсоюза горняков России (НПГ России) считает, что игнорирование государством, в такой сложный переходной период, вопросов регулирования заработной платы, при преобладании в стране коммерческой идеологии, которая на первое место выдвигает принцип обеспечения максимальной прибыли при минимуме затрат, в первую очередь за счет снижения оплаты труда и затрат на социальные нужды, не способствует стабильности в стране.

Не только социологи отмечают, что социальная напряжённость, вызванная постоянным ощущением несправедливости происходящего и одновременным пониманием невозможности что-то изменить иначе, подспудно тлеющая пока в обществе, может внезапно выплеснуться на улицы, и при этом отнюдь не в благопристойных формах митингов и демонстраций. Целевой опрос горняков в трех регионах страны, проведенный НПГ России в октябре 2010 года, при котором было опрошено свыше 2% всех работников угольной отрасли, также показал – люди обеспокоены возможностью стихийных выступлений, но при этом в некоторых местностях более половины опрошенных в случае возникновения беспорядков лично готовы в них участвовать, иногда до 80%.

VIII Съезд Независимого профсоюза горняков России (НПГ России) считает, что заявления собственников и некоторых чиновников о том, что опережающий рост заработной платы по сравнению с темпами роста производительности труда разрушают экономику предприятий, приводят к росту себестоимости и т.п., вводят в заблуждение общественность и руководство страны, и не имеют под собою достаточных оснований – в подавляющем большинстве предприятий страны, несмотря на постоянный рост себестоимости, наблюдается тенденция снижения в структуре себестоимости доли расходов на оплату производительного труда, в отличие от оплаты труда управленческого, к сожалению, пока не всегда общественно полезного.

VIII Съезд Независимого профсоюза горняков России (НПГ России) считает, что отказ от прямого увеличения минимальной оплаты за квалифицированный труд (оплаты, обеспечивающей воспроизводство способности к труду) гарантирует большинству населения страны нищенскую жизнь и благополучие собственникам предприятий.

VIII Съезд Независимого профсоюза горняков России (НПГ России) заявляет – без масштабного начального сдвига на общем направлении нормализации экономических и правовых условий труда и его оплаты установления дифференцированных государственных минимальных гарантий по оплате труда для работников различных категорий тяжести и напряженности труда невозможно создание стартовых условий для реального экономического роста, модернизации производства, выполнение заявленного роста средней зарплаты по экономике в 1,6-1,7 раза и обеспечение стабильности в обществе.

VIII Съезд Независимого профсоюза горняков России (НПГ России) требует от Президента, Председателя Правительства, депутатов и сенаторов Федерального Собрания Российской Федерации вернуть собственников, и их представители – работодателей, в границы общественно эффективного правового пространства.

VIII Съезд Независимого профсоюза горняков России (НПГ России) требует:

ЕЩЕ НОВОСТИ

АРХИВ

ИНТЕРЕСНО

МИНИСТЕРСТВО ТРУДА США опубликовала статистику по заработной плате за 2014 год

Предлагаем для вашей информации уровень заработной платы шахтеров США, по профессии, аналогичной нашей профессии МГВМ (машинист горно-выемочных машин). Охрана труда и заработной платы, май 2014 47-5041 Операторы машин непрерывной добычи (Occupational Employment and Wages, May 2014 47-5041 Continuous Mining Machine Operators).

ПОЛНАЯ ВЕРСИЯ

АКТИВНОЕ ОБСУЖДЕНИЕ С ФОРУМА

Горнодобывающая отрасль исторически является основой нашей экономики, от ее развития зависит и общее благополучие региона.

МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ: